Александр Орлов: Иностранцы не верят сказкам о России

Александр Орлов: Иностранцы не верят сказкам о России

В послужном списке этого журналиста были почти все крупные федеральные телеканалы, совместная работа с первыми звёздами экрана, успешные медийные стартапы, две статуэтки ТЭФИ, грамота Правительства РФ за заслуги в области телевидения и радио.

А потом отъезд из России в Чехию и два года работы на радиостанции «Свобода».

У Александра Орлова было всё в России и могло быть всё в эмиграции. Но он вернулся и запустил на Родине любопытный проект «Пора валить обратно». Специально для тех, кто пока ещё там, за кордоном, и кто раздумывает об этом. О возвращении на Родину.

И таких, по словам Александра, нашего сегодняшнего героя, на чужбине сегодня ох как немало!

«Русская Планета» (РП): Как вообще родилась идея создать такой интересный проект?

Александр Орлов (АО): Не так давно я сам вернулся в Россию из-за границы, несколько лет я жил в Чехии, в Праге, где работал на радио Свобода. И живя там, я немало обсуждал с соотечественниками жизнь там и в России.

Миф о том, что Европа это рай на земле растворялся на глазах, и я видел настроения среди моих земляков, я видел, как они собираются возвращаться и возвращаются в Россию. Идея создать свой медиапроект, посвящённый теме возвращения на Родину возникла как-то сама собой.

Было слишком много жизненного материала накоплено - неподдельно удивительных историй.

РП: Насколько, по вашим ощущениям, можно говорить о новой тенденции, которая стала титулом вашего проекта. Много тех, решивших, что «пора валить обратно»?

АО: Хотя у меня и нет при себе актуальной статистики по вернувшимся на Родину россиянам, но похоже, что былая тенденция «пора валить» сегодня действительно претерпевает серьёзные изменения. Давайте признаем: за последние годы в России произошли очень серьезные позитивные изменения, как минимум это касается крупных городов.

Пожалуй, впервые за всю постсоветскую историю Россия максимально приблизилась по уровню жизни, по уровню социальной культуры к европейскому стандарту, а в некоторых случаях даже превосходит его, особенно если мы сравниваем с восточноевропейскими странами - Чехией, Румынией, Польшей.

Человек приезжает сюда, смотрит по сторонам и видит, что бытовая жизнь здесь часто совсем не хуже, а то и лучше чем на «новой родине»,  при том, что плюсов для бизнеса даже больше – одна лишь налоговая ставка чего стоит! Ну и, конечно, родные язык, культура.

При этом, у человека, пожившего за рубежом уже есть новый, ценный опыт для своей страны, есть системное мышление, способность сравнивать. А дальше включается рациональное мышление, которое подсказывает, что возвращение домой  – оптимальный вариант.

РП: Вы упомянули про большие города. Это важная оговорка, ведь Россия – это ещё и деревни да сёла. Туда тоже возвращаются некогда отчалившие за длинным долларом?

АО: Понятно, что в маленьких городах жизнь другая, в провинцию из-за рубежа возвращается заметно меньше людей, но, тем не менее, таких случаев тоже достаточно.  Эти люди используют полученные  там новые ценные навыки и открывают бизнес.

Да, бюрократические препоны подчас заставляют опускать руки, однако замечу, что забюрокрачивание экономики – не чисто российская беда. А об очевидных плюсах я рассказал выше.

РП: Насколько решившиеся вернуться в Россию соотечественники готовы быть откровенными в интервью с вами?

АО: Откровенно говоря, серьёзная доля из них вообще не желают участвовать, ничего не хотят говорить, как минимум сразу. Есть какие-то предубеждения, страхи – мол, зачем всё это нужно? Не будем забывать, что людям психологически сложнее говорить о собственном негативном опыте, а если мы говорим о возвращении на Родину – оно, так или иначе, связано именно с ним. Людьми движет разочарование в собственных (или того хуже – навязанных) иллюзиях, а признаваться в этом, уж будем откровенны, не всем приятно.

РП: Технически как организуется работа над роликами?

АО: Тут совершенно ничего особенного.  Два фотоаппарата, петличка для записи звука и, конечно же, серьёзная работа по договоренностям о съемках с людьми, чтобы получить на выходе пятиминутный ролик с интересной историей человека. И в таком режиме мы работаем на протяжении двух месяцев, довольно много уже записано материалов – десятка три или четыре интервью.

РП: А источники историй? Самих героев где находите?

АО: Прежде всего, в Фейсбуке. Какие-то герои были изначально там найдены. Сейчас уже появилась обратная связь от аудитории, люди нам рассказывают свои истории возвращения к родным берегам.  Среди них много публичных, известных. Но двое из пяти в среднем отказывают.

РП: И как аргументируют?

АО: Просто «я не хочу» - и все. Возможно, считают нас пропагандой, просто сомневаются в чистоте наших намерений. Ну и не будем сбрасывать со счетов стеснение и банальное нежелание попадать со своими историями в публичное поле. Впрочем, это нормальное желание – не быть на виду.

РП: У вас отличный послужной список и наверняка немало знакомых, к которым вы также готовы обращаться по старой памяти с просьбой помочь с теми же источниками?

АО: Конечно, я использую какой-то свой опыт, но я при этом уже достаточно давно переехал обратно в Россию, и конечно какое-то первое время пришлось не просто.

Дело в том, что в России когда человек уехал за бугор – он  вроде как умер, просто так воспользоваться какими-то своими былыми связями не так-то просто. И ты, вернувшийся домой - как «чистый лист». Контакты с людьми  восстанавливать приходится практически с нуля. Да и в любом случае есть определённые этические правила, когда связями злоупотреблять для решения каких-то своих вопросов не принято.

РП: Если говорить об иностранцах, которые приезжают работать в России – экспатах – каковы они в сравнении с нашими, вернувшимися «из дальних странствий»?

АО: На самом деле, отличий совсем немного. Да, наши вернувшиеся соотечественники хорошо говорят по-русски и, в большинстве своём, умеют мыслить системно, сравнивая жизнь по ту и по другую сторону российской границы. Могу указать на одно очень важное отличие. Вся эта наша суета, все метания между патриотами и либералами проходят как бы мимо них – им всё это вообще не интересно. Им может что-то не нравиться в политическом устройстве России, но, тем не менее, оценивают они реальную жизнь. В большинстве своём это люди не глупые, у большинства из них к тому же авантюрный склад ума, они готовы к новым  начинаниям и видят в нашем быту то, на что мы подчас и внимания не обращаем.

За недолгое время существования нашего проекта мы записали в общей сложности пару десятков иностранцев, работающих в России. И все они, как один не сговариваясь, признавались: «про Россию у нас (на их Родине) говорят неправду».

Наши герои – американцы и европейцы – в один голос отзывались о России с восторгом. И более того, признавались, что когда рассказывают родным и друзьям  о реальной жизни в России – у тех просто глаза на лоб лезут от удивления. Да и сам я по своему опыту проживания в Чехии могу сказать, что там добрая половина местного населения просто не верит тому, что ей по телевизору говорят о России.

Да и как поверить, если, к примеру, у меня в Чехии была отличная страховка, но именно здесь, в России, в обычной поликлинике я бесплатно за три дня прошел больше обследований и сдал больше анализов, чем там, за два года, по крутой страховке.

РП: Вот только убеждённых «политических» всё то, что вы рассказали, вряд ли убедит…

АО: Да, эти разговоры о «душащем» режиме слышишь то и дело. И я не побоюсь таких, кому «поравалить» разочаровать.  Приезжая в Европу на ПМЖ, первым делом обнаруживаешь, что ты элементарно поражён в своих политических правах. Ты не можешь выбирать власть, даже на низовом уровне. Ты не можешь ни организовать партию, ни вступить в действующую.

Речь идёт о некотором переходном периоде, его срок у каждой страны разный, но как правило, составляет не менее 9-10 лет. Наши эмигранты не участвуют в политической жизни приютившей их страны, а живут там обычной жизнью обывателей. 

Она-то, как я уже сказал, вообще ничем не отличается от российской, а то и уступает по ряду моментов. И это становится настоящей моральной катастрофой.  

0 не понравилось

28-02-2018 23:00 | просмотров 68 |

Прямая ссылка:
BB-code ссылка:
HTML ссылка:
Понравилась статья? ПОДЕЛИСЬ в соц. сетях!
Комментарии

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Похожие новости

Подними руки и программируй!

Человек с ограниченными возможностями и собственное дело. Опытом делится Леван Тюрин

Из Лондона пора валить

Смогут ли вернуться в Россию опальные бизнесмены?

Иван Алёхин: Стартапы убивает халява

Создатель и вдохновитель уникального формата «Startup Show» поделился секретами выживания начинающих «джобсов» и «бренсонов».

Между моралью и экономикой

Забота о судьбе детей-сирот – совместная ответственная задача для государства и общества

Анна Рудакова: 30% женщин в совете директоров приносят компании более 6% до ...

Учредитель премии «Женщина имеет значение» и партнер компании «Социальные проекты и программы» Анна Рудакова рассказала «РП» о самом приятном тренде современности

Беженцы из Украины: хочется домой, но для Киева мы пособники бандитов

В палаточном лагере МЧС в приграничном хуторе Черниково сейчас 36 беженцев, среди них 12 детей. Все ждут отъезда: кто - в Крым, кто - на Урал. Ехать готовы куда угодно, лишь бы подальше от войны.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.