Война не закончилась

Война не закончилась

30 сентября 2015 года российские Вооружённые силы начали военную операцию в Сирии. Три года назад правительственные войска САР контролировали лишь 8% территории страны (узкую полосу на западе и отдельные стратегически важные анклавы). До прихода русских, с 2011 года режим Башара Асада удерживался во многом благодаря прямой военной помощи Ирана и высокой мотивации шиитских группировок, включая «Хезболлу».

От эйфории к отрезвлению

Первые недели операции вызвали настоящую патриотическую эйфорию в нашей стране: удары штурмовой и бомбардировочной авиации, боевая вахта ВМФ, пуски «Калибров» сначала из Каспийского, а потом и Средиземного моря. Всё это вернуло нашему народу подзабытое чувство гордости за страну и её армию.

Россия била «плохих парней» без потерь, но такое положение дел продолжалось недолго. 24 ноября 2015 года турецкий F-16 поразил ракетой бомбардировщик Су-24М. Командир экипажа подполковник Олег Пешков после катапультирования был расстрелян «серыми волками Эрдогана», а капитана Константина Мурахтина чудом удалось спасти в результате поисково-спасательной операции.

Головокружение от успехов быстро закончилось, и наступил период отрезвления, который положительно сказался на ходе дальнейших боевых действий. Первый год операции не принёс видимых результатов на сирийском фронте. Однако удары ВКС вкупе с дипломатическими усилиями РФ заметно подорвали систему снабжения и финансирования исламистов.

Радикальные перемены произошли во второй половине 2016 года после примирения с Анкарой. Сирийская армия взяла Алеппо, крупнейший оплот мятежников. А в 2017 году правительственные войска и ополчение смогли освободить около 50% территории страны, нанеся осенью финальное поражение ДАИШ (ИГ, запрещена в РФ) в восточных провинциях.

В декабре 2017 года президент РФ Владимир Путин на авиабазе Хмеймим объявил об окончательном разгроме террористов и выводе основной группировки войск. Правда, дальнейшие события продемонстрировали, что глава государства допустил определённое лукавство. Война в Сирии не закончилась. В арабской республике остались очаги напряжённости из-за неразрешимых противоречий с оппозицией и державами, вовлечёнными в конфликт.

Инцидент с крушением Ил-20 (в результате ошибочного попадания ракеты С-200 погибли 15 военнослужащих) — яркое доказательство того, что даже спустя год после громогласных заявлений о триумфе русского оружия военно-политическому руководству РФ есть о чём подумать.

Сирия не стала «Афганистаном»

Перед началом сирийской операции в России развернулась бурная дискуссия. Часть военных экспертов и политологов утверждала, что Москва переоценила свои возможности. Боевики в САР пользовались поддержкой монархий Персидского залива, Турции и отчасти западных государств, включая США. На стороне РФ был только Иран. Боеспособность персидской армии и договороспособность Тегерана вызывали немало справедливых вопросов. 

Так называемый «либеральный лагерь» бил тревогу по поводу того, что Сирия неизбежно превратиться в «новый Афганистан». В подтверждении этому тезису приводились вполне достоверные факты об ужасающем состоянии сирийской армии. В связи с этим Россия якобы будет вынуждена начать сухопутную операцию.

Действительно Минобороны РФ столкнулось с множеством объективных трудностей. В июле 2018 года экс-командующий группировкой ВС РФ Александр Дворников признал печальное положение дел в вооружённых силах Сирии. По его словам, по состоянию на осень 2015 года «личный состав был деморализован, офицерский корпус деградировал, а руководство ВС показывало крайне низкую эффективность в управлении войсками».

Очень непросто Россия решила проблему со снабжением контингента. За три года операции были выполнены 424 рейса морским и 2785 рейсов воздушным транспортом. Россия столкнулась с острой нехваткой современных десантных кораблей (привет «ненужным» французским «Мистралям») и была вынуждена фрахтовать свой торговый флот, а также греческие и турецкие сухогрузы.

Также сирийская кампания обнажила проблемы в развитии военно-транспортной авиации, которая нуждается в серьёзной модернизации и в пополнении парка самолётами различного класса. Хотя в целом тяжёлые транспортники Ан-124 и Ил-76 справились с поставленными задачами.

Спустя три года можно смело говорить о том, что Сирия не превратились «во второй или новый Афганистан». Помимо лётчиков и техперсонала, в арабскую республику были переброшены подразделения инженерных войск, морской пехоты, Сил специальных операций,  военной полиции, специалисты в сфере ПВО и артиллерии. Однако общая численность условно «наземных сил» невелика. Кампанию в САР прошли 63 тысячи военнослужащих. Для сравнения в Афганистане воевали 546 тысяч человек.

Несопоставимы и потери. По данным Минобороны, сирийская операция унесла жизни 101 человека, афганская кампания — 13,8 тысячи. Конечно, к источнику подсчёту можно всегда придраться. В 2015 году силовые ведомства РФ получили право не отчитываться публично о потерях в ходе спецопераций. Можно вспомнить и про «ЧВК Вагнер», деятельность которой усердно игнорируют официальные власти.

Однако даже по самым залихватским предположениям зарубежных СМИ и «либеральной общественности» корпус «Вагнера» составлял чуть более трёх тысяч человек. Известно, что в «мясорубке» в провинции Дейр-эз-Зор, по разным данным, погибли несколько десятков человек. Информация о других боестолкновениях (например, в районе Пальмиры), сопровождавшихся жертвами среди «наёмников», ещё более противоречивая и не может вызывать доверия.

Источник бесценных навыков

Многие представители оппозиционного лагеря нашей страны продолжают раскачивать лодку, задавая вопрос: «Что делает Россия в Сирии?», «За какую трубу она там воюет?». Конечно, официальная легенда властей РФ имеет немало уязвимых мест и откровенных провалов в логике. Далеко не всегда Минобороны и Кремль отличались здравомыслием, комментируя военное присутствие РФ  в САР.

Однако, если абстрагироваться от политических дискуссий, то главный вывод при всём его холодном цинизме налицо. Россия как великая держава должна воевать, только не у себя дома (как в Чечне), а «на чужой территории и малой кровью». Сирия стала полигоном, на котором наша армия опробовала сотни различных образцов вооружения и методы управления войсками.

Полученный в САР опыт позволит России более эффективно проводить операции в условиях горной и городской местности, создавать, как выразился Дворников, «интегрированную группировку» из разношёрстных союзных формирований. Сирийская кампания стала источником бесценных навыков, особенно в контексте нарастающей угрозы локальных конфликтов в южном подбрюшье нашей Родины.

0 не понравилось

30-09-2018 13:00 | просмотров 34 |

Прямая ссылка:
BB-code ссылка:
HTML ссылка:
Понравилась статья? ПОДЕЛИСЬ в соц. сетях!
Комментарии

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Похожие новости

Бесценный сирийский опыт

Минобороны раскрыло некоторые «секреты» успехов российской армии в сирийском конфликте

Уроки сирийской войны

Насколько успешным был боевой дебют российской авиации в САР

Из Сирии с победой

Россия выведет часть контингента из арабской республики, но сохранит военное присутствие

Oilprice: сирийская кампания России нанесла удар по энергетике Турции

Успешное завершение российской операции в Сирии было положительно воспринято многими странами, но не могло порадовать Турцию, для которой такое развитие событий означает новые проблемы.

Армия Сирии благодаря операции ВКС России освободила долину Кын

Боевики "Фронта ан-Нусра" отступили из долины Кын, сейчас сирийские военные ведут зачистку и разминирование населенных пунктов в долине, сообщил генерал сирийской армии Самир Сулейман.

Асад о военной операции ВКС России в Сирии: все открыто и публично

По словам Башара Асада, когда началась операция в Сирии, российское министерство обороны официально о ней объявило. Военная помощь поступает строго в рамках заявленного, отметил президент Сирии.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.