Центробанк ударил по Сбербанку и получил фантастический ответ

Центробанк ударил по Сбербанку и получил фантастический ответ

Смена позиций

Два столпа практической российской экономики, глава Центробанка Эльвира Набиуллина и президент Сбербанка Герман Греф, все чаще выясняют отношения в публичном пространстве, доставляя тем самым немало удовольствия своим менеджерам, особенно осведомленным об их более чем двадцатилетнем сотрудничестве.

Они практически ровесники, Набиуллина начала федеральную карьеру раньше, но Греф приехал из Санкт-Петербурга и мгновенно обошел ее, на долгие годы сделав своим заместителем. Возможно, Эльвира Сахипзадовна затаила какую-то обиду, но, как и подобает восточной женщине, мстить до удобного момента не рвалась.

В 2013 году ситуация неожиданно поменялась: Греф к тому моменту уже шесть лет возглавлял Сбербанк, а Набиуллину назначили главой Центробанка, мажоритарного владельца «Сбера». То есть ЦБ, имея 50% + 1 акцию, может инициировать, к примеру, внеочередное собрание акционеров на предмет смены менеджмента Сбербанка. Таким образом, формально Греф и Набиуллина сменили позицию: уроженка Уфы оказалась «сверху».

Но реализовывать свои новые полномочия относительно бывшего шефа не спешила. И не только из-за верности, но и потому что властная вертикаль в России не слишком зависит от реальных чинов: в понимании Кремля и Старой площади Греф все равно остается существенно более авторитетным экономистом, чем Набиуллина.

Поэтому первые несколько лет на посту председателя ЦБ Эльвира Сахипзадовна неустанно работала на процветание Сбербанка, уничтожая малый банковский бизнес. С 2013 года число банков в России сократилось более чем в два раза, и подавляющее большинство из них ушли с рынка отнюдь не добровольно.

А поскольку бизнес нёс огромные потери, когда из-за отзыва лицензий замораживались все счета, предприниматели сделали логичный вывод: идти надо не туда, где самые привлекательные условия, а туда, где не придется несколько месяцев стоять в очереди за собственными деньгами. То есть в Сбербанк. Доля «зеленых» на рынке росла год от года, особенно по депозитам физических лиц и счетам организаций, банк демонстрировал одну рекордную отчетность за другой на фоне падения наших доходов, а корпоративы «Сбера» представляли собою самый настоящий пир во время чумы.

Предупредительный выстрел в союзника

И вот теперь, после шести лет банковского террора, Центробанк обнаружил, что Сбербанк занимает монопольное положение! И даже выпустил по этому поводу «доклад для общественных консультаций» под названием «Подходы Банка России к развитию конкуренции на финансовом рынке».

Если вы видели фото или видео массовых расстрелов, вы представляете себе эти подходы. Когда ты отбираешь лицензии у нескольких сотен банков, оставляя на поверхности лишь самые крупные, самые преступные, не тебе говорить о развитии конкуренции.

Но, судя по всему, оглядев поле, усеянное мертвыми костями, Набиуллина оглянулась назад и обнаружила, что один из ее союзников накачал за это время такие мышцы, что сам уже готов перехватить пулеметы. Потому и сделала предупредительный выстрел.

В докладе рассматриваются различные финансовые рынки (переводы, депозиты, кредиты, инвестиции, страхование), и практически везде без особого энтузиазма констатируется особое положение Сбербанка, его «рыночная власть». Но один пассаж, размещенный в самом начале, на стр. 19, заслуживает отдельного цитирования:

В настоящее время крупные финансовые организации создают собственные экосистемы, в которых собираются большие массивы наиболее значимых данных о гражданах. Такие компании имеют достаточно свободных средств для стремительного расширения своей экспертизы и своего бизнеса за счет покупки технологических компаний и стартапов. В некоторых случаях крупнейшие из таких игроков используют в качестве конкурентного преимущества такой фактор, как особые отношения с государством (например, первоочередное получение данных из государственных информационных систем).

Такие компании в рамках своих экосистем задают собственные правила работы, замыкают граждан в периметре своих экосистем, тем самым заменяя собой государственные институты и оказывая существенное влияние на экономические показатели. Таким образом, происходит монополизация не только финансового рынка, но и других отраслей экономики финансовыми организациями. Кроме того, создание подобных экосистем увеличивает риски утечки и неправомерного использования информации о гражданах в коммерческих интересах, снижения контроля со стороны государства за безопасностью оборота информации о гражданах.

До Центробанка наконец дошло то, о чем «Русская планета» предупреждала регулярно: «Сбер» стал государством в государстве, и это представляет реальную стратегическую опасность, поскольку настоящее, легитимное государство этим своим теневым двойником не управляет.

Назло «Амазону» и «Гуглу»

Такой дерзкий наезд со стороны прежде покорной заместительницы, конечно, не мог остаться без ответа, и Герман Оскарович не подвел. На следующий день после публикации доклада была назначена его встреча с «премиальными клиентами», и в кругу социально близких собеседников Греф объяснил, с какой целью вверенный ему банк скупает все подряд, от хотя бы объяснимых «Яндекс.Денег» до совершенно непрофильного Delivery Club, от торговой площадки до онлайн-кинотеатра.

«До конца 2020 года мы должны сформировать все технологичные предпосылки, чтобы быть в состоянии конкурировать с крупными хайтек-гигантами» – заявил Герман Греф. Но кого же он имеет в виду? Неужели «Яндекс», который дербанят на наших глазах? Так «Сбер» наверняка будет одним из главных бенефициаров раздела этого имущества, у него с «Яндексом» уже сформирована мощная синергия.

Нет, благополучию Сбербанка, оказывается, угрожают извне. Сервис заказа такси «Ситимобил» приобретен для того, чтобы противостоять давлению Facebook, Amazon и Google!

Не верите? Вот вам цитата:

«Мы нанесем упреждающий удар гигантам, которые начали заниматься финансовой деятельностью. В 2018 году практически все крупные компании, в том числе Google, Facebook и Amazon, получили банковские лицензии. В десятилетней перспективе они придут на нашу поляну и съедят нас. Поэтому мы устроим им пир на их территории. Мы на них будем нападать, мы будем создавать экосистему, и мы будем создавать им проблемы на их традиционных рынках».

Здесь странно всё.

Во-первых, деятельность зарубежных банков в России запрещена – только через российских «дочек», и ни одна из них не играет сколько-нибудь заметной роли на нашем рынке. Так что «съесть» Сбербанк таким путем, к сожалению или счастью, не получится.

Во-вторых, какую территорию пытается отвоевать Сбербанк со своим провальным онлайн-рынком «Беру!»? Это будет страшный удар по «Амазону», по «Ибею», по «Алиэкспрессу»? Да там дай бог до «Авито» или «Яндекс.маркета» дотянуться, хотя в манере Германа Оскаровича было бы просто купить.

А как Сбербанк собирается «нападать» на Google? Разве что, пользуясь новыми законами, предустанавливать свое удивительное приложение на телефоны под управлением Android, чтобы притормаживать систему супостата?

Следы строительства новой социальной сети (убийцы Facebook, вероятно) тоже, конечно, прослеживаются в создании чатиков «Сбербанк-онлайна», но даже до «Одноклассников» этому «стартапу» как до Луны. «Яндекс», заново пытающийся создать свою соцсеть, продвинулся несколько дальше, но тоже не особо преуспел.

* * *

Не грозите южному централу, Герман Оскарович, попивая минералочку на встрече с клиентами-мажорами. Они вас не съедят, но не потому что вы скупаете все подряд, как юнец на барахолке, а потому что государство, в том числе и в лице Центробанка, защищает вас от любой конкуренции. И позволяет чувствовать себя в полной безопасности.

Сбербанк самым злостным и циничным образом нарушает дух антимонопольного законодательства, используя особые отношения своего президента с властью в целях обогащения в ущерб развитию страны. Государственные банки, по логике, должны давать минимальные, а не максимальные ставки, должны стимулировать рост производства, должны помогать людям выйти из бедности, а не заманивать их в многолетние долги обещаниями легких денег.

А оправдывать свою алчность происками «Амазона» – это как-то по-детски. Раньше у Сбербанка фантазия работала лучше. Отсутствие конкуренции расслабляет.

Читайте нас в мобильном приложении

Если у Вас возник вопрос по материалу, то Вы можете задать его специальной рубрике Задать вопрос

0 не понравилось

28-11-2019 12:00 | просмотров 18 |

Прямая ссылка:
BB-code ссылка:
HTML ссылка:
Понравилась статья? ПОДЕЛИСЬ в соц. сетях!
Комментарии

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Похожие новости

Эльвиру Набиуллину ни во что не ставят подчиненные

Баснописец Крылов 200 лет назад предсказал позор в Совете Федерации

Самый сильный, самый дорогой

Как «Сбербанку» удалось стать самым дорогим брендом в России

Герман Греф: Не бойтесь меняться!

Глава Сбербанка на Synergy Global Forum  рассказал о неминуемом господстве  искусственного интеллекта и… пользе отставания

Греф: банковский сектор Европы ждут очень трудные времена

Давление, которое оказывает Европейский центральный банк на рынок Европы, приведет к плохим последствиям для его участников. Об этом глава Сбербанка Герман Греф заявил в интервью Financial Times.

Арбитражный суд Москвы начнет рассматривать иск Сбербанка к "Мечелу"

Сбербанк, являясь одним из кредиторов "Мечела", не доволен предложениями металлургической компании по реструктуризации. В середине апреля "Мечел" направил Сбербанку предложения по решению проблемы
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.