Война глазами одесского журналиста. Авдеевка. Ирина Лашкевич

Война глазами одесского журналиста. Авдеевка. Ирина Лашкевич
Авдеевка — небольшой городок к северу Донецка. Его южные окраины соседствуют с Донецким аэропортом, на юго-востоке — стратегическая трасса, соединяющая Донецк с Луганском. Сразу за ней — Ясиноватая, посёлок Спартак (контролируются ДНР), а дальше — Донецк. Так что Авдеевка — даже не прифронтовой, а настоящий фронтовой город. Сообщения между Донецком и Авдеевкой практически нет, а в самом Донецке, где у меня «постоянное место дислокации», о событиях в Авдеевке знают, пожалуй, не больше, чем жители Одессы.

Правительственные войска взяли Авдеевку в конце июля. Вслед за этим городок стал плацдармом для наступления на юг и юго-восток: на Донецк и Ясиноватую. Правительственные войска стремились во что бы то ни стало перерезать трассу между Донецком и Луганском, а также взять Ясиновату и окружить Донецк с северо-востока. Бои здесь кипели нешуточные.

После провозглашения перемирия Авдеевка стала одной из ключевых составляющих позиции ВСУ к западу и северо-западу от Донецка — позиции, «сердцем» которой является многострадальный Донецкий аэропорт. И если ряд других населённых пунктов мятежного Донбасса хотя бы отчасти ощутили облегчение в результате т.н. «прекращения огня», то Авдеевке покой только снился. А в последнее время слово «перемирие» здесь звучит очень злым сарказмом. Отсюда, из Авдеевки и из её окрестностей, по Донецку бьёт артиллерия правительственных войск. Повстанцы стреляют по позициям ВСУ — и их снаряды падают на Авдеевку…

На днях в Авдеевке произошла трагедия: в результате обстрела погибли несколько мирных жителей. Не побывать на месте трагедии, обошедшей все украинские СМИ, находясь от неё всего в десятке километров, я проcто не могла.

Впрочем, здесь, на фронте, расстояния — не главный критерий сложности поездки. Автобусы в Авдеевку практически не ходят, а таксисту, который согласился свозить меня через линию фронта, пришлось отдать сумму, которую хватило бы на две поездки из Одессы в Донецк и обратно. При этом мысль о поездке радости ему вовсе не доставляла — да что поделаешь, деньги нужны!

Ехать по «официальной» трассе — лучший способ без лишних хлопот покончить с собой. Так что вместо 10 километров, которые разделяют Донецк и Авдеевку в мирное время, мы «намотали», наверное, все 40. Таксист откровенно нервничает, курит сигарету за сигаретой. Недавно во время аналогичного рейса был ранен его коллега: первым выстрелом прострелили руку, вторым — коленную чашечку. «Месяц назад привозил сюда журналиста-француза с переводчиком. Дали 100 евро, — рассказывает водитель. — Как только он начал брать интервью у людей, начался минометный обстрел. Одна мина разорвалась совсем рядом, у меня аж звездочки в глазах были. Я говорю им: «Не надо мне Ваших денег, я уехал!». Сел в машину и офигел: француз и переводчик уже сидят, все зелёные. Как они быстрее меня сели в машину — до сих пор не пойму!».

Промышленное сердце Авдеевки — коксохимический комбинат (входит в «Метинвест» Рината Ахметова). Несмотря на месяцы боёв и обстрелов, он работает: чёрный, мрачный он пыхтит трубами, как старик, который слишком долго жив`т на свете. В настоящее время рабочие предприятия, как говорят моряки, борются за живучесть комбината: если его остановить, оставить без обогрева и электропитания цеха, то технологическое оборудование Авдеевского коксохима погибнет. В условиях непрекращающихся обстрелов, эта работа — настоящий подвиг.

Война глазами одесского журналиста. Авдеевка. Ирина Лашкевич

Блокпост украинской армии. Если в своё время Песках меня встречали достаточно радушно, то здесь, в Авдеевке, журналистов не любят: желающих попасть в кадр и рассказать о себе не нашлось. Заметивший меня 50-летний офицер благим матом обложил всех журналистов Земли, не забыв пару слов и в мой адрес персонально. После ухода офицера один из бойцов поясняет причину такой нелюбви к прессе. «Недавно были у нас журналисты, — рассказывает он. — Снимать им запрещали, но они «втихаря» снимали, а потом пустили в эфир. Ну, «сепары» нам потом устроили «дискотеку».

О себе мой собеседник говорить отказывается. Как зовут? Не важно. Позывной? Не скажу. Откуда? Из соседней области. Сфотографироваться? Если только в «балаклаве». Правда, согласился провести на то место, где при обстреле погибли люди.

Как и в многих других городах Донбасса, воды в Авдеевке нет, к точкам, где её выдают, выстраиваются длинные очереди. Одна из точек располагалась буквально в двух сотнях метров от блокпоста правительственных войск. Когда её начали обстреливать, снаряды накрыли и мирных жителей. Двое погибли сразу, двое — по пути в больницу. Десять человек получили ранения различной степени тяжести. «Вот тут лежала женщина, — рассказывает солдат. — Там, в двух метрах от неё — мужчина, в возрасте такой». Тот же обстрел унёс жизни и двоих солдат…

Война глазами одесского журналиста. Авдеевка. Ирина Лашкевич

Война глазами одесского журналиста. Авдеевка. Ирина Лашкевич

Война глазами одесского журналиста. Авдеевка. Ирина Лашкевич

Война глазами одесского журналиста. Авдеевка. Ирина Лашкевич

Видя, что я не пытаюсь снимать то, что снимать нельзя, и вообще «веду себя хорошо», боец немного оттаивает — хотя и не слишком. Обычная история, как у многих тут: призвали на 45 дней «на сборы», в итоге сразу же отправили на передовую. В Авдеевке стоит уже два месяца. В голосе — огромная усталость, в глазах — тоска. В Авдеевке ждут, что со дня на день начнётся наступление ДНР — тяжёлые бои, которые для многих, включая моего собеседника, запроcто могут стать последними. Решаю пошутить: «Давай, садись со мной в машину — отвезу тебя домой». «Нет, — вздыхает боец. — Уйду вместе со всеми».

Вместе с нами по блокпосту ходит огромный добрейший пёс по кличке Фугас — любимец солдат. Животные очень плохо переносят обстрелы, но Фугас воспринимает их с каким-то философским спокойствием — хотя, наверное, не понимает, почему люди, которых он так любит, поступают подобным образом.

Война глазами одесского журналиста. Авдеевка. Ирина Лашкевич

Вдалеке начинается бой: трескотня автоматов, бьют гранатомёты. «Лучше уезжайте, — советует солдат. — По ходу, сегодня будет «веселье».

Едем через город. Авдеевка живёт странной жизнью фронтового города. Побитые взрывами дома, очереди за водой. Кто-то тащит какие-то строительные материалы, пытаются хоть как-то подлатать повреждённое жильё. Пытаются бодриться. «А нам тут весело, танцуем каждый день — греемся! — рассказывает Николай, мужчина лет 50. — Шучу, конечно. А что ещё делать?». Отопления, как и воды, а также электричества, в Авдеевке нет.

Война глазами одесского журналиста. Авдеевка. Ирина Лашкевич

На юге Авдеевки — карьер, в нём — прекрасное синее озеро. Раньше, до войны, это было любимым местом отдыха авдеевцев. Вокруг карьера — дачи: большие и маленькие, совсем пустячные домики и вполне капитальные постройки. Но линия фронта отсюда находится буквально рядом, так что дачный посёлок мёртв, заброшен людьми. Дома разбиты, многие ещё и разграблены. Стаями бродят дичающие собаки и кошки. Впрочем, дачный посёлок не совсем мёртв: на одной из улочек встречаем старенького дедушку. Узнаём у него дорогу. «Вы только к озеру не ходите, — предостерегает нас он. — Там всё заминировано, растяжки стоят».

Возвращаемся назад, в Донецк. Бросаю прощальный взгляд на коксохимкомбинат — больное и старое сердце Авдеевки, которое стучит из последних сил. Впереди — фронтовая дорога с уже знакомыми приметами: сгоревший «КамАЗ», разрушенная заправка (осенний ветер качает обрывки металлической крыши), взорванный мост. А вот и блокпост ДНР. Въезжаем в Донецк. Я «дома».

Ирина Лашкевич

#SaveDonbassPeople
#DonbassAgainstNazi

0 не понравилось

12-11-2014 20:00 | просмотров 469 |

Прямая ссылка:
BB-code ссылка:
HTML ссылка:
Понравилась статья? ПОДЕЛИСЬ в соц. сетях!
Комментарии

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Похожие новости

Про аэропорт

Коротко про аэропорт, так как сегодня в очередной раз отчитались, что его в очередной раз взяли. По существу, там поменялось мало чего - старый терминал еще на днях показывали с флагом ДНР, по району

Коротко о важном

1. На фоне продолжающихся обстрелов и боестолкновений под Донецком, продолжилась "загадочная" перегруппировка войск, которая вызвала у хунты легкую панику и истерику в Европе, на тему того, что

Он не уехал жить в Лондон. Он стал командиром спецназа ДНР

На нашивках бойцов этого подразделения изображена летучая мышь. Это — спецназ. Их задачи — поиск и обезвреживание диверсантов, а также рейды в тыл правительственных войск для разведки и диверсий.

Новороссия. "Перемирие" 21/22 10 2014

В течение ночи обстановка оставалась напряжённой. Отмечена тенденция к её обострению. Несмотря на достигнутые ранее договорённости о прекращении огня и введённый 21 октября режим «Тишина», силы

"Он не мог оставаться в стороне". Истории погибших ополченцев

Власти непризнанной Донецкой народной республики вручили семьям погибших ополченцев крупные компенсации — по 800 тысяч гривен на семью. Но воевали эти люди вовсе не за деньги.

Без воды, но с минами: Краматорск привыкает жить, как Славянск

В мирное время молодые люди гордились видом, но теперь он навевает мрачные мысли: с горы Карачун, на которой стоит украинская артиллерия, простреливают и Краматорск, и Славянск. Над жилыми кварталами
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Популярные новости
Ошибка в тексте

Спонсорское объявление